Конкуренция.RU - Ваш гид в мире конкуренции - Публикации - Третий антимонопольный пакет поправок. Комментарий ФАС России
 
Конкуренция.RU Все о конкуренции и конкурентной борьбе
Конкурентная борьба, конкурентная разведка, экономическая разведка, бизнес-разведка, маркетинговая разведка, Агентство Информант
 

Колонка редактора

_Главный редактор - Воронцов Борис Львович Здравствуйте!
Приветствуем Вас на сайте журнала "Конкуренция.RU".

"Конкуренция.RU" - расскажет Вам обо всем, что касается такой неотъемлемой части бизнеса в любой стране мира, как конкурентная борьба. О белых и черных ликах конкурентной борьбы. О том, как конкурировать правильно и честно, и о том, как пресечь недобросовестную конкуренцию относительно своей компании.

Обо всем этом и пойдет речь на страницах нашего журнала - "Конкуренция.RU"

 

Третий антимонопольный пакет поправок. Комментарий ФАС России

22 апреля в 10-00 часов в Информационном агентстве "ГАРАНТ" состоялась интернет-конференция руководителя Федеральной антимонопольной службы Артемьева Игоря Юрьевича.  

Ведущий Интернет - конференции - Сергей Царь ( ИА "Гарант").  

Ведущий: Добрый день, уважаемые дамы и господа! Здравствуйте, уважаемая интернет-аудитория! Мы начинаем нашу интернет-конференцию. Разрешите представить нашего гостя - Игоря Юрьевича Артемьева - руководителя Федеральной антимонопольной службы.  

Уважаемый Игорь Юрьевич, позвольте поблагодарить вас за то, что вы нашли время прийти сегодня на нашу интернет-конференцию.  

Тема интернет-конференции: "Третий антимонопольный пакет поправок. Комментарии ФАС России".  

В настоящее время в России активно обсуждается свод законодательных инициатив, меняющий принципы контроля деятельности монополий, - третий антимонопольный пакет, который Федеральная антимонопольная служба внесла в Правительство РФ в октябре пошлого года.  

Предполагается, что принятие и практическое применение новых норм будет способствовать развитию конкуренции на товарных рынках и более эффективному пресечению монополистической деятельности хозяйствующих субъектов.  

Новые поправки призваны расширить полномочия правительства для борьбы с монополиями, дать дополнительные полномочия ФАС России и ужесточить санкции в отношении участников рынка. Антимонопольное ведомство наделяется правом отменять гостендеры, штрафы за нарушения при осуществлении госзакупок предлагается сделать кратными сумме сделки. Законопроект уточняет критерии определения монопольно высокой цены товара и вводит новый состав правонарушения для участников рынков электроэнергии.  

О необходимости разработки третьего антимонопольного пакета законов и его основных положениях в ходе интернет-конференции расскажет руководитель Федеральной антимонопольной службы Артемьев Игорь Юрьевич.  

Также планируется проанализировать, как законопроект будет способствовать минимализации правовых рисков бизнеса, обсудить вопросы о злоупотреблении доминирующим положением и критериях установления монопольно высоких цен, картельном сговоре, регулировании дистрибьюторских и агентских договоров, дифференциации норм об административной ответственности и возможных изменениях в Уголовный кодекс РФ по вопросу недопущения, ограничения или устранения конкуренции.  

К моменту начала конференции поступило несколько десятков разных интересных и проблемных вопросов, которые мы сегодня хотим предложить нашему уважаемому гостю.  

Ведущий: Есть информация, что отраслевые министерства буквально «восстали» против третьего антимонопольного пакета. Игорь Юрьевич, какие именно поправки и нововведения вызывают у них такую неодобрительную реакцию, чем они это обосновывают, и какие действия в такой ситуации предпринимает ваша служба?  

Артемьев И.Ю.: Большое спасибо! Хочу поблагодарить ИА «ГАРАНТ» за организацию этой конференции. Что касается восстания отраслевых министерств, то было много разногласий и разночтений, которые длились почти 2 года. Если говорить о системных проблемах, которые нам виделись в процессе обсуждения законодательства, то, конечно, необходимо отметить, что в рамках третьего антимонопольного пакета очень большое количество замечаний касалось нововведений в отношении прозрачности, открытости, связанной с использованием государственных ресурсов. Прежде всего, это наши природные ресурсы. Дело в том, что в третьем антимонопольном пакете вводится механизм открытой продажи государственного имущества. У нас есть специальный сайт, на котором можно увидеть все, что закупается российским государством, органами местного самоуправления, и сложить свое мнение о таких закупках, насколько чиновникам необходимы некоторые вещи, как, например, золотые кровати, дорогие машины и т.п. У государства в собственности находятся также лесные, водные ресурсы нашей страны, государство продает квоты на вылов биологических ресурсов, права на аренду, приватизирует имущество, реализует конфискат и др. Есть такая форма больших имущественных блоков, как, например, вещественные доказательства правоохранительных органов с истекшим сроком хранения. Это не только дорогостоящие автомобили, но и квартиры, довольно крупные земельные участки. В нашем государстве обязательно должно быть так, что все, что покупается государством, должны видеть налогоплательщики, журналисты, как представители граждан, и иметь по этому поводу свое мнение.  

У нас есть сайт www.torgi.gov.ru, на который нужно занести буквально все без исключения оферты, т.е. информационные сообщения по продаже государственного имущества. Соответственно, сразу же возникает проблема стартовых цен, каким образом государство продает это имущество. И мы, как антимонопольный орган, считаем, что если компании не знают и не будут знать, где и какое имущество продается, то, естественно, ни о какой конкуренции тогда не может быть и речи. Тогда у нас и получается, что когда продается какой-то важный ресурс, например, квота на вылов рыбы, выясняется, что информация об этом содержится только в какой-нибудь маленькой, заштатной газете, и почему-то только одна компания узнает о продаже этой квоты на вылов рыбы. Ни о какой конкуренции здесь говорить не приходится, бюджет недополучает колоссальные ресурсы. Этот сайт сегодня находится в ведении Министерства экономического развития РФ. В антимонопольном законе должна быть прописана общая процедура продажи любого имущества с точки зрения вовремя сообщенной оферты, чтобы любая компании могла вовремя ознакомиться с этой информацией, чтобы у предпринимателей была возможность подать заявку на участие в соответствующих аукционах. Такая прозрачность, которой у нас не было никогда, тоже должна наступить. Естественно, высказывалось много мнений о том, нужен ли этот сайт, нужно ли делать такую процедуру и т.п. Сегодня ни одна страна мира не действует подобным образом. Например, в Европейском союзе и США данные процедуры не такие прозрачные, как мы бы хотели сделать в нашей стране.  

Что касается государственных чиновников, то третий антимонопольный пакет существенно ужесточает ответственность для чиновников, которые нарушают свободу предпринимательства. Например, государственные чиновники могут достаточно быстро получить дисквалификацию по судебному решению и на срок до 3 лет лишиться права занимать очень высокие посты в государственной иерархии, если они нарушат принципы свободного предпринимательства или ограничат конкуренцию. Конечно же, такого рода мероприятия не по душе очень многим государственным служащим. Они видят очень существенные опасности для себя, потому что если сейчас издать какие-то акты, устанавливающие преференции для одной компании, действующей на рынке, другие компании не получат этих преференций, а это разрушит рынок. Сейчас за это очень трудно получить какое-то вменяемое наказание. Речь идет о дисквалификации, гигантских штрафах и т.д. Это тоже вызвало очень большие споры.  

Имеется еще один аспект, который вызывал у многих очень большие сомнения, возражения. У нас есть какое-то количество регуляторов, которые очень любят естественные монополии, считают своим долгом защищать их, забывая о том, что монополисты часто злоупотребляют своим монопольным положением. При всем уважении к персоналу монополий, к их важной роли в экономике, мы все же считаем, что они должны быть ограничены, стать более прозрачными, чем государственные компании, должны руководствоваться более твердыми правилами поведения. На мой взгляд, сегодня в естественных монополиях коррупция выше, чем в государственном аппарате. И это, конечно, вызывает новые требования по прозрачности, но не вызывает большого удовольствия некоторых регуляторов, которые утверждают, что, настаивая на ограничении естественных монополий, мы просто хотим получить побольше полномочий, что мы - очень коррумпированная организация, хотим пожинать эту ренту и т.д. Отвечу, что это не соответствует действительности, мы не хотим пожинать ренту, а желаем, чтобы общество видело, как естественные монополии ведут себя в ходе проведения закупок, государственных продаж, во многих других проблемных ситуациях и вопросах.  

Ведущий: Благодарю, Игорь Юрьевич! Задам вам немного провокационный вопрос. Кому прежде всего стоит бояться новых поправок? И стоит ли их бояться вообще?  

Артемьев И.Ю.: Ни поправок, ни Федеральную антимонопольную службу бояться не нужно. Следует просто исполнять закон. Если говорить о тенденциях, то мы делаем бизнес свободным от нас самих и в большей степени создаем трудности для государственных служащих, которые распоряжаются государственными ресурсами от имени народа. Для них это будет наказание и жесткость, через этот пакет к ним будет повышена требовательность.  

Ведущий: Игорь Юрьевич, учитывался ли при подготовке третьего антимонопольного пакета международный опыт? И если да, то касаемо каких вопросов?  

Артемьев И.Ю.: Безусловно, мы учитываем лучшие практики мира. Наше сотрудничество с антимонопольными органами разных стран всегда было плодотворно построено, а в последние годы оно имеет совершенно другое качество.  

По результатам рейтинга международной конкурентной сети (мировая ассоциация антимонопольных органов) Российской Федерации в лице ФАС России присвоена 19 позиция. Учитывая, что в некоторых государствах действует не один антимонопольный орган, а более, мы занимаем 16 место в мире. Это официальные результаты, которые были достигнуты в прошлом году. Мы надеемся, что и в будущем году будем двигаться вверх, а не наоборот. Это получилось потому, что Россия приняла гуманизированное законодательство, основанное на опыте лучших практик. Сегодня это признано абсолютно всеми: европейцами, американцами, нашими партнерами в Азии. Антимонопольный орган вошел в так называемый управляющий комитет всей международной конкурентной сети в качестве постоянного члена. Условно говоря, есть «большая восьмерка» - глобальный механизм экономической жизни, а в антимонопольном деле действует комитет, управляющий жизнью антимонопольных органов на международном уровне. Мои заместители Андрей Юрьевич Цариковский и Андрей Геннадьевич Цыганов очень часто там бывают в качестве постоянных членов, представителей ФАС России. Мы решаем вопросы мирового устройства и благодарны за это коллегам из других стран. Но на протяжении очень многих лет этому предшествовала гигантская работа. Мы должны были сделать нашу отчетность понятной, переустроить ее другим образом, сделать шаги по открытости и прозрачности не только перед российскими гражданами, но и перед международным сообществом. Окончилось это не только рейтинговыми делами. В прошлом году мы подписали соглашение с американскими антимонопольными ведомствами, а в этом году - такое же соглашение с Европейским союзом, Европейской комиссией, учитывая, что мы традиционно имеем очень тесные связи с антимонопольными органами бывших стран Советского Союза.  

Существует так называемый Межгосударственный совет по антимонопольной политике стран СНГ, председателем которого я являюсь уже несколько лет. Получается, что, подписав соглашение с американскими коллегами, с Европейской комиссией, имея большие международные договоры, которые сегодня существуют на уровне МКС, мы подошли к важнейшей стадии нашего развития. Мы совместно с американскими, европейскими и азиатскими коллегами готовы начать расследование международных картелей в масштабах всего земного шара. Однако, имеются некоторые юридические проблемы, потому что Россия пока еще не подписала новый договор с Евросоюзом. Но я могу сказать, что после проведения нами расследований на рынках стран СНГ, отработав методику, мы можем последовательно двигаться к совместным расследованиям вместе с нашими коллегами из других стран. Это означает постепенную мировую интеграцию ФАС России в общий процесс, основываясь на принципе лучших практик.  

Возвращаясь к обсуждению третьего антимонопольного пакета, хочу отметить, что ФАС России вносит несколько важных поправок, например, в статью об экстерриториальности антимонопольного регулирования, целый ряд других статей, которые должны окончательно гармонизировать наше законодательство в той степени, в которой это сегодня возможно без заключения дополнительных международных соглашений со всеми странами мира, которые привержены конкуренции и имеют такое законодательство. Это фантастическая вещь! Когда семь лет назад я пришел в Федеральную антимонопольную службу в качестве руководителя, то не мог даже себе представить, что мы сможем добиться таких результатов.  

Ведущий: Игорь Юрьевич, если возвращаться непосредственно к обсуждению третьего антимонопольного пакета, задам следующий вопрос. Планируется ли изменить критерии установления монопольно высоких цен? В каких случаях цена будет признаваться монопольно высокой?  

Артемьев И.Ю.: Статья 6 Федерального закона от 26.07.2006 года № 135-ФЗ "О защите конкуренции" носит недостаточно определенный характер, и с учетом современного развития экономики и глобализации рынков нужно постараться реформировать эту статью. Сейчас в третьем антимонопольном пакете появились требования и нормы о том, что при определении монопольно высокой цены мы обязаны определяться относительно мировых цен, общепризнанных мировых индикаторов на глобальных рынках, должны учитывать результаты биржевых торгов, все больше и больше использовать так называемый "метод сопоставимых рынков", который приходит на смену "методу себестоимости". Мы должны оценивать, является ли та или иная цена излишне большой и превышенной относительно справедливой не по принципу расчета затрат (чего и сколько потратили, какую зарплату выплатили, какие инвестиции вложили), а учитывая, какие цены на эту продукцию складываются в других регионах России, зарубежных странах, если это региональные рынки. Этот метод требует наличия очень большого количества информационных баз. Если мы, например, оцениваем цену на лекарство, которое поступает к нам по импорту, и видим, что она не превышает соответствующих цен в Прибалтике, Казахстане, Германии, США, то должны признать, что такая цена, скорее всего, не является монопольно высокой. А если, как в нефтянке, наша внутренняя цена, рассчитанная в зависимости от мировых индикаторов, оказывается выше индекса мировых цен, мы должны назвать ее монопольно высокой. Первый путь - это изменение законодательных определений. Второй - использование рыночных формул. Уже многие десятилетия существуют биржи и котировки. По большинству отраслей, по которым сегодня Россия экспортирует товар, эти формулы около тридцати лет являются общепринятыми. Мы говорим, что являемся частью мирового разделения труда и хотим использовать данные формулы для определения монопольно высокой цены. И тем же нефтянникам мы говорим: "Уважаемые нефтянники, вот формула, которой вы всегда пользуетесь, когда что-то продаете на экспорт. Давайте по ней и будем рассчитывать цену внутреннего рынка". А они вдруг куда-то начинают прятаться, даже в том случае, если мы зовем любого европейского эксперта. Поэтому мы публикуем эту формулу в СМИ. Нам понятно, почему они убегают. Причина заключается в том, что до последнего времени цена внутреннего рынка была на 20/% завышена относительно экспортного паритета. С этим мы и боролись в последнее время. Сейчас это не так. Для компаний ответ очень прост: транслируйте мировые цены на внутренний рынок в тех случаях, когда он выходит за пределы РФ, но не превышайте мировых цен. Любое значимое превышение мировой цены нами будет квалифицироваться как монопольно высокая цена, если вы - монополист. Поскольку теперь есть формула, то рассчитать цену можно до десятитысячного знака после запятой. Мы будем заставлять это делать. Если кто-то хочет придумать домострой специально для России, чтобы обкрадывать таким образом потребителей, то мы не должны этого допустить. Для этого у нас сейчас есть законодательство, предусматривающее гигантские оборотные штрафы, наказания, установленные Уголовным кодексом РФ.  

Ведущий: Игорь Юрьевич! Какие сделки теперь должны будут согласовывать с антимонопольным органом иностранные компании в соответствии с поправками, которые предлагает «третий антимонопольный пакет»? Какой критерий взят за основу при отборе таких сделок?  

Артемьев И.Ю.: Имеются ввиду те сделки, которые совершаются за пределами нашей страны?  

Ведущий: Да.  

Артемьев И.Ю.: Мы обсуждали этот вопрос с юристами, наблюдали за рынком, в результате чего несколько изменили статью 3, которая касается экстерриториальности антимонопольного контроля. В мире принят такой подход, что если в какой-либо стране совершаются сделки по слиянию и поглощению, то это неизбежно влияет на экономику других государств. Классический пример, который очень хорошо известен, - слияние крупных авиационных компаний США и Европы. Формально такая сделка совершалась в Европе, но на самом деле, такую сделку рассматривали и власти США, и даже Австралии, потому что потом это влияет на тарифы авиационных перевозок в Австралии, Европе, Азии и т.д. Поэтому антимонопольный орган, в данном случае ФАС России, вправе рассматривать сделки, которые проходят за пределами нашей страны, но влияют на наш национальный рынок. Но для того, чтобы определить, какая сделка попадает в юрисдикцию, мы имеем простой критерий по совету рынка. Такие сделки касаются компаний, которые на территории России оказывают услуги или предоставляют товары стоимостью более одного миллиарда рублей в год. Если необходимо, этот параметр может меняться - 3, 5 миллиардов и т.д. Это означает, что благодаря этому критерию мы отсекли все мелкие сделки, которые априори не могут сильно влиять на нашу огромную страну. Таков смысл изменений в этом вопросе.  

Ведущий: Игорь Юрьевич, в рамках третьего антимонопольного пакета предложено существенно изменить статью 178 УК РФ. Однако, изменения не касаются признаков причинения крупного ущерба или извлечения дохода в крупном размере. Вместе с тем не совсем понятно, какими методами ФАС, а затем следствие и суд, будут вычислять, например, полученный доход. Хотелось бы отметить, что в мировой экономике не существует универсального метода, позволяющего во всех предложенных случаях достоверно определить величину полученного дохода.  

Артемьев И.Ю.: В 99% случаев такая возможность существует. Я хочу обратить ваше внимание на два аспекта. Одним из главных недостатков Уголовного кодекса РФ является мизерный порог так называемого особо крупного и крупного размера ущерба. У нас с 1990-х годов крупным ущербом является 1 миллион рублей. Это означает, что уголовная статья начинает действовать только тогда, когда гражданин нанес соответствующий ущерб в размере 1 миллиона рублей. Особо крупный размер - это 5 миллионов рублей. Конечно, пороговые значения, на мой взгляд, должны быть существенно повышены. В этом смысле статья 178 пошла немного дальше. Мы не хотим привлекать к уголовной ответственности за относительно маленькие преступления, которые нанесли ущерб в 1 миллион или 1,5 миллиона. Здесь будет только административный состав. Мы призываем пересмотреть и другие статьи. Пусть административные санкции и штрафы будут еще увеличены, но уголовный состав нужно применять очень осторожно. Мы первыми это сделали в статье 178 УК РФ, когда она принималась. Как руководитель ведомства, я просил не понизить порог, а повысить его, потому что иначе, мне кажется, ситуация была бы не справедливой.  

Теперь расскажу о том, как определить ущерб. Дело в том, что у нас существует два варианта. Ущерб, предусмотренный статьей 178, работает очень плохо, потому что по УПК РФ под ущербом подразумевается непосредственное причинение вреда имуществу. В наших составах никто не взрывает завод своего конкурента, никто с топором не врывается в кабинет директора и начинает разрушать мебель, т.е. непосредственного ущерба имуществу, как правило, нет. Эта часть статьи 178 у нас пока не работает. Но альтернативный квалифицирующий признак, который говорит о незаконно полученном доходе, работает. И уголовные дела, которые уже возбуждены по картелям, как раз это показывают. О чем идет речь и как определить этот незаконно полученный доход? Как мы говорили, - по формуле. Если цена определенной компании, которая сознательно использовала свое монопольное положение, сложилась в результате картеля, т.е. ценового сговора, в результате которого цена выросла, допустим, в два раза, то мы посчитаем по формуле, либо возьмем старую цену, когда этого картеля не было, и будем считать ее справедливой, потому что она основана на обычаях делового оборота, причем в мировом масштабе. Незаконно полученный доход будет разницей между этими ценами, умноженной на два. Разница между этими ценами и полученный доход от реализации картеля будет нами предъявлен как незаконно полученный доход. И если он будет больше установленной в законе цифры, то это будет основанием для возбуждения дела по уголовной статье.  

Ведущий: Игорь Юрьевич, как вы относитесь к предложению Объединения корпоративных юристов (ОКЮР) создать механизм профилактики нарушений антимонопольного законодательства вместо существующего уклона к наказанию нарушителя? Разве это не целесообразно, на Ваш взгляд?  

Артемьев И.Ю.: Мы считаем, что у нас не хватит сил, если мы будем постоянно увеличивать количество дел. Мы не хотели бы создавать такой обширный, фронтальный, жесткий прессинг на бизнес. Мы очень четко понимаем, что наша задача -не поймать всех нарушителей. Наша задача - за счет жестких санкций поймать тех, кто попадется под руку. Нужно быть внимательным к законодательству, мы об этом постоянно предупреждаем. Тех, кто нам попадется под руку, будем привлекать к ответственности. Наша цель - за счет жестких санкций в отношении этих граждан показать другим, что нужно поменять свою практику. Мы никогда не сможем отправить в тюрьму десятки тысяч наших сограждан-предпринимателей. Мы даже и не думаем об этом. Это было бы разрушительной политикой. Мы не случайно пошли искать картели в сферах, которые связаны с тарифами на тепло, воду, лекарства, страхование автомобилей, потому что это социальные рынки, которые больно бьют по карманам граждан нашей страны, которым и так живется не сладко. Может быть, жесткое, иногда даже очень жесткое наказание - до 7 лет лишения свободы, сегодня отрезвит очень многих, кто привык работать в России по-другому. Такова наша цель. Это является важным фактором того, что мы реально хотим сделать. Это наш подход.  

Ведущий: Спасибо, Игорь Юрьевич! В одной из статей, посвященных третьему антимонопольному пакету, было указано, что предлагается урезать полномочия региональным и муниципальным властям. Поясните, пожалуйста, о чем идет речь?  

Артемьев И.Ю.: Мы никогда не были сторонниками урезания полномочий региональных властей. Более того, в третьем антимонопольном пакете мы возвратим некоторые функции. И, конечно, мы не посягаем на прерогативы местного самоуправления и региональных властей. Если говорить о том, что мы сокращаем, то вторым антимонопольным пакетом была введена норма, касающаяся предоставления преференций отдельным компаниям. Преференции могут предоставляться всем, когда целая отрасль получает поддержку. Но недопустимым является предоставление преференций, льготных ставок по аренде, прямых субсидий из бюджета какой-то отдельной коммерческой компании, работающей на рынке, в то время, как ее конкуренты не получают никаких субсидий. Раньше в отношении распоряжения государственным имуществом, прежде чем произойдет распоряжение им в пользу той или иной компании, необходимо было запросить согласие ФАС России, и мы проверяли, не нарушается ли в этом случае конкуренция. Это касается и региональных начальников, прежде всего, губернаторов, органов местного самоуправления. Мы решили, что в данном случае Федеральной антимонопольной службе не стоит работать в таком режиме согласования сделок. Мы хотим вернуть органам исполнительной власти субъектов и местного самоуправления право для того, чтобы они могли принимать решения о преференциях, но правила преференций в третьем антимонопольном пакете ужесточаются. За нами будет сохранена жесткая контрольная функция. Из органа согласования, которым мы являемся сейчас, превратимся в контрольный орган. Т.е. губернатор сам будет принимать решения о преференциях, но будет нести административную ответственность за нарушение правил по предоставлению преференций, включая опасность дисквалификации по судебному решению. Будет быстрее происходить предоставление преференций, например, общественным, религиозным организациям, союзам, которые сами не занимаются коммерческой деятельностью, а по статусу являются либо общественными организациями, либо организациями третьего некоммерческого сектора. Этим самым мы постараемся немножко облегчить жизнь за счет того, что откажемся от некоторых наших полномочий, предоставив их прежде всего третьему сектору и общественным организациям.  

Ведущий: Игорь Юрьевич, учитывались ли в процессе разработки третьего антимонопольного пакета пожелания и замечания бизнеса?  

Артемьев И.Ю.: Конечно, учитывались! За последний год Федеральная антимонопольная служба обзавелась своей миссией и попыталась очень коротко определить нашу главную тему, сформулировать для себя, какому делу мы служим, что считаем самым главным в нашей деятельности. После этих обсуждений мы приняли миссию, которая сегодня звучит следующим образом: "Свободная конкуренция, защита предпринимательства ради будущего России". Будущее России связано с очень большим количеством разных факторов, но мы для себя выделяем два наиболее важных - развитие и эффективная защита предпринимательства на основе свободной конкуренции. Это значит, что мы не просто должны, а обязаны обсуждать эти вопросы с бизнесом, не боясь критических высказываний в наш адрес по вопросам, которые предлагаем внести в масштабе законодательного регулирования. Мы организовываем деловые встречи с представителями российского бизнеса, Деловой Россией, РСПП, Торгово-промышленной палатой, с большим количеством отраслевых союзов и многими другими. Мы также отдали дань уважения и ассоциациям европейских юристов, европейских производителей, т.е. тем, кто сегодня работает в нашей стране на основании иностранных инвестиций. Мы не боимся любых, даже самых неприятных вопросов. Следует сказать, что у нас около двух лет существует организация - Некоммерческое партнерство поддержки развития конкуренции, которая является аналогом американской ассоциации юристов. Там собрались лучшие российские юристы, экономисты, с которыми мы работаем практически каждый день в режиме постоянного диалога. И очень многие новеллы в третьем антимонопольном пакете появились по их рекомендациям.  

Ведущий: Игорь Юрьевич, каковы критерии, по которым можно будет отличить просто параллельные действия на рынке, вызванные общими для всех условиями, от согласованных действий?  

Артемьев И.Ю.: Между соглашениями, ограничивающими конкуренцию, т.е. картелями, и согласованными действиями существует очень большая разница. Мы предлагаем отменить уголовную ответственность за согласованные действия, а за картельные соглашения оставить.  

Разница этих двух юридических институтов заключается в том, что картель - это соглашение хозяйствующих субъектов, конкурирующих между собой на одном рынке. Например, есть три фабрики по производству пирожков. Только они на самом деле производят пирожки во всем мире или в регионе. Например, они решили сговориться друг с другом о повышении тарифов на пирожки. С пирожками проще, потому что их можно заменить хлебом, булкой, а если это не заменяемый товар, условно говоря, просто еда, конкретные лекарственные средства, то без них человек обойтись не может. И когда компании, которые выпускают одни и те же таблетки или пирожки, заключают соглашение и без всяких оснований вздымают тариф в разы, то устное или письменное соглашение этих конкурирующих друг с другом хозяйствующих субъектов называется картельным соглашением. За это предусмотрена уголовная ответственность, т.к. это ни что иное, как мошенничество, потому что ты не улучшил свой товар, не сделал ничего хорошего для граждан, чтобы им легче жилось, не снизил цену, а просто решил заработать больше неосновательным обогащением, да еще и за счет мошеннической схемы прямого сговора. В Европе это называется заговором против потребителя. И за заговор надо сидеть в тюрьме.  

Согласованные действия - это так называемый "молчаливый сговор". В этих двух словах и есть парадокс. Никто ни с кем не сговаривается, не заключает картельного соглашения, но на рынке всегда есть разные ожидания, например, ожидание повышения цен. В состоянии такого ожидания больше всего любят жить наши монополисты. А есть ожидания потребителей, что цены когда-нибудь, хоть в чем-нибудь снизятся. Но это, как правило, неоправданные ожидания. В Советском Союзе и в России такого практически не происходило. Я только помню решение ЦК КПСС и Совета министров СССР, когда повышали цены на сотни продуктов, но обязательно дешевели гармони. Меня это всегда приводило в трепет. Надо было что-то снизить, и снижали цены на гармони. Это единственный пример снижения цен, который я знаю.  

Теперь расскажу про согласованные действия. Согласованные действия - это такая система, при которой одна из компаний, ассоциаций через средства массовой информации начинает распространять прогноз о том, что к определенному периоду времени обязательно произойдет повышение цен, и описывает безумное количество разных мировых, общероссийских, политических, экономических факторов. И перед тем, как цены повысятся, кто-то начинает посылать определенному кругу лиц, прежде всего своим потенциальным конкурентам, информацию, что надо бы повысить цены. Затем реально происходит повышение этой цены. Но когда мы начинаем изучать экономику этого процесса, выясняется, что налоги, тарифы на электроэнергию и т.д. в это время не повысились, никаких причин общего характера, влияющих на обращение товара в равной степени для всех конкурентов, не случилось. При определении согласованных действий квалифицирующим признаком является распространение информации, за которой следует правонарушение. И если ты - доминант, монополист, то когда происходит такое распространение информации и у тебя нет никаких причин повышать цены, - не повышай их, даже если это модно, потому что за это может наступить ответственность. И если другие компании повысили цены, а ты не имеешь сегодня оснований для повышения цены, то не беги за ними и не повышай ее тоже. Ты же можешь за счет того, что у тебя более низкая цена, получить дополнительно возможности сбыта и привлечь новых потребителей.  

Мы отказались от уголовного преследования, потому что это очень эфемерное доказывание. Что значит сообщение в СМИ? Кому можно посылать такие сообщения, а кому нельзя? Здесь имеются трудности в доказывании, много неопределенности. Нужно обязательно определить, кому можно говорить, а кому нельзя. Например, журналистам, гражданам о ценах можно говорить сколько угодно. Можно сколько угодно говорить эксперту по пирожкам, например, о ценах на металл. Но самим производителям металла, ассоциации металлургов или нефтянников или тем более государственным служащим высокого уровня, которые определяют экономику своих регионов или целой страны, это должно быть категорически запрещено. Попробовал бы выйти какой-нибудь министр где-нибудь в Европе и сказать, что цены на нефть резко возрастут с 5 мая. Он бы не работал на следующий день. В России государственные чиновники очень любят посылать сигналы, но почему-то про снижение цен идет речь очень редко, чаще всего про повышение. И меня терзают смутные сомнения, с чего вдруг очень захотелось поговорить про повышение, что в жизни мешает нормальному укладу, чтобы выйти и сказать: "Завтра будет еще хуже, граждане!"? Нам и так хватает без этого. Но дело даже не в том, что это такой апокалипсис, а то, что за этим следует повышение. Так действуют отраслевые лоббисты. Именно им и запрещено рассылать такие прогнозы.  

Ведущий: Как сообщалось ранее, третий антимонопольный пакет законов имеет своей целью либерализацию норм антимонопольного законодательства, в том числе и в части вертикальных соглашений. Игорь Юрьевич, поясните, пожалуйста, что именно здесь имеется ввиду, и чего либерализация коснется в первую очередь?  

Артемьев И.Ю.: Конечно, наших предпринимателей больше всего беспокоят ситуации, которые возникают в нашей стране с Уголовным кодексом РФ. Понятно, что бывает очень много случаев, когда не всегда по совершенно очевидным факторам предприниматели оказываются в тюрьме или в следственном изоляторе, за это время бизнес разрушается. И в этом смысле, все, что мы хотим реализовать через Уголовный кодекс РФ, должно быть десять тысяч раз внимательно просмотрено на предмет того, чтобы это было действительно очень опасное преступление для общества и государства. Конечно, если механизмы доказывания такого преступления еще не до конца ясны, то нужно избавляться от этих норм в Уголовном кодексе. По предложению предпринимателей мы идем на беспрецедентный шаг, который одобрен Правительством РФ. Статьей 178 Уголовного кодекса РФ сегодня предусмотрена уголовная ответственность за наиболее опасное антимонопольное правонарушение и преступление - создание картелей. За их создание во всем мире установлена уголовная ответственность. Мы исключаем уголовную ответственность за правонарушения при реализации вертикальных соглашений и согласованных действий, т.е. две из трех позиций Уголовного кодекса РФ мы предлагаем отменить полностью, чтобы сейчас полностью сосредоточится на самом грозном и опасном преступлении - создании картелей. Это позволит переориентировать наш аппарат на борьбу с главным злом.  

Что касается недостатков, то я все же должен признать неопределенную практику, которая идет в отношении согласованных действий и вертикальных соглашений. Мы существенно сужаем определение картеля и доводим его буквально до примитивного определения. Примитивность определения хороша тем, что она всем понятна. Предприниматель теперь точно будет знать, что если он действует таким образом, как написано в Уголовном кодексе РФ, будет привлечен к уголовной ответственности. Никаких сомнений, вероятностей и иных правоприменительных практик, кроме того, что связано с законом, больше не будет. Мы стараемся сузить сферу уголовного правоприменения и таким образом помочь нашему бизнесу, который и так во многом задавлен правоохранительной системой. Кроме того, мы хотим существенно уменьшить документы, которые нужно предоставлять для обоснований по ходатайствам. Это многие тонны, килограммы бумаги. И еще много всего другого, надеюсь, вы меня об этом еще спросите. Третий антимонопольный пакет - это пакет снижения ненужных требований или просто послабление для бизнеса, но он ужесточает ответственность для чиновников, нарушающих свободу предпринимательства. Если говорить коротко, то смысл пакета заключается именно в этом.  

Ведущий: В какой части третий антимонопольный пакет затронет административное законодательство?  

Артемьев И.Ю.: Я уже говорил, что, с одной стороны, вводится целый ряд дополнений, с другой стороны, - упрощений. Административное законодательство позволяет, например, дисквалифицировать государственных чиновников за препятствование конкуренции, нарушение принципов свободного предпринимательства, гарантированных Конституцией РФ. В этом смысле оно изменится, наказания будут ужесточены. Более того, сегодня мы обращаемся и к судебной системе, чтобы дисквалификация чиновников не превращалась в какие-то раритетные, редкие случаи, а чтобы это было нормальным правилом на практике. Когда кто-то выбил преференцию какой-то компании и из-за этого рынок разрушился, компания стала совершенно необоснованным лидером, мы понимаем, что чаще всего это произошло на коррупционной основе. Или скажем, когда компания необоснованно не допускается к торгам, должна быть дисквалификация. Этот человек не должен работать, не должен быть государственным служащим, пускай идет на рынок труда, если в его действиях нет других составов противоправных действий, связанных с коррупцией, и т.д. Государственный аппарат в целом должен очищаться от таких людей, нарушающих Конституцию РФ. Напомню, что вопросы, связанные с конкуренцией, отражены в ст. 8, ст. 34 Конституции РФ, не говоря уже о законодательстве регионов. Поэтому я считаю, что такие дисквалификации должны быть достаточно частыми, административное законодательство в этом смысле еще придется изменить.

Кроме того, по административному законодательству вводится еще целый ряд дополнительных составов правонарушений. Например, за то, что государственные заказчики не размещают у малого бизнеса свои товары, ответственность вводится более точно, чем это было сделано прежде. Сейчас есть норма о том, что любой государственный заказчик должен разместить у малого бизнеса до 10-20% государственного заказа. Есть несколько очень важных юридических уточнений, которые помогут закрыть те лазейки, через которые убегают жулики.  

Ведущий: Игорь Юрьевич, так или иначе, Вы затронули все темы, которые интересовали нашу интернет-аудиторию. Я предлагаю передать слово журналистам, присутствующим в зале.  

Вопрос из зала: ИТАР-ТАСС, Игорь Юрьевич, Вы сказали, что готовы отменить полностью уведомительный контроль. Я правильно понимаю, что речь идет об уведомлениях о сделках? И почему Вы не сделали этого в пакете?  

Артемьев И.Ю.: Дело в том, что мы выступали с такой инициативой. Абсолютно осмысленное решение - сохранить сделки и всю документацию по ходатайствам, а уведомлять нас об относительно мелких сделках не нужно. Так считает Федеральная антимонопольная служба. В первом проекте третьего антимонопольного пакета это было записано. Но коллеги в Правительстве РФ нас пока не поддержали. Это был редкий случай, когда ведомство хочет упростить что-то для бизнеса, а коллеги из Белого дома считают, что этого делать пока не нужно. Какие у них доводы? Они считают, что получая эти уведомления, мы должны формировать базы данных, информацию о движении акций, чтобы улучшать специальную общегосударственную базу. Мы же предлагали несколько другое: не стоит обременять бизнес лишними уведомлениями, если можно сделать запрос. Есть хорошие маркетинговые центры, депозитарии, благодаря которым все это можно посмотреть. В этом была наша логика. Я продолжаю считать также, как и считал, поэтому когда Государственная Дума РФ и Правительство РФ одобрят пакет в первом чтении, мы надеемся, до второго чтения поднять этот вопрос еще раз. Вы не представляете, сколько бумаги приходит в антимонопольный орган. Это бумага пылится, занимает помещение, вызывает аллергию у сотрудников, поскольку пыль - очень раздражающий фактор. Я считаю, что нужно избавляться от этой бумаги. Пока Правительство РФ в лице Белого дома согласилось на то, чтобы мы упростили само уведомление и пакет документов, предоставляемых при этом. Но дело в том, что очень мало того, что можно упростить, - это всего одно письмо. А писем очень много. Т.е. проблема заключается не в толщине пакетов, а в их количестве. Любое предприятие среднего бизнеса, которое начинает как-то преобразовывать свое дело, шлет нам это уведомление. Процент дел, которые мы ведем по уведомлениям, меньше 0,1%, т.е. эта бумага нам в принципе ничего не дает, и как говорят физики, этой цифрой можно пренебречь. Если вы нас в этом отношении поддержите, я думаю, что мы убедим наших коллег в Белом доме, чтобы они на это согласились.  

Ведущий: Игорь Юрьевич, позвольте еще раз поблагодарить Вас за то, что Вы пришли к нам, ответили на вопросы. Позвольте пожелать Вам удачи, чтобы поправки приняли и они приносили благо не только бизнесу, но и, в первую очередь, государству!  

Артемьев И.Ю.: Большое спасибо! Я буду очень рад, если вся история с третьим антимонопольным пакетом поправок закончится благополучно. Это будет неплохой результат!

Источник: ИА "Гарант"

 

 

 
добросовестная реклама, достоверная реклама
 

Код кнопки

конкуренция, конкурентная борьба, конкурентное противоборство, недобросовестная конкуренция, недостоверная реклама

получить

 
 
 
 
 

 

 

© 2010 - 2011 Конкуренция.RU Все о конкуренции и конкурентной борьбе

Зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций (Роскомнадзор) как электронное периодическое издние. Свидетельство Эл № ФС77-42269
от 08 октября 2010 года.

При цитировании и использовании материалов ссылка (для печатных СМИ) и гиперссылка (для электронных ресурсов) на Конкуренция.RU обязательна.

Конкуренция.RU не несет ответственности за материалы рекламодателей, информагентств и других открытых источников.